Главная / Новости / 2010 / Рецензия на выступление МГАСО п/у Павла Когана в Cadogan Hall

13.05.2010

Рецензия на выступление МГАСО п/у Павла Когана в Cadogan Hall

Seen and Heard UK Concert Review

 

   В финале «Шехеразады», слушая продолжительные басовые аккорды и соло скрипки, звучание которой к окончанию сюиты переходило к пианиссимо, я задумался о том, какая эта замечательная партитура, и, не в последнюю очередь, благодаря ее превосходной оркестровке. Безусловно, в некотором роде данное произведение - это «старая боевая лошадь» и поначалу я недоумевал, почему решил в первую очередь пойти именно на этот концерт. Меня привлек московский оркестр Когана, поскольку ничто не сравнится с прослушиванием русской музыки в исполнении русских музыкантов.
И в этом отношении в этот вечер мы услышали выдающееся исполнение. Я воспитывался на классических записях Бичема и Монтё, которые до сих пор обладают прекрасным звучанием, но в данном исполнении была какая-то своя «изюминка». Имя Павла Когана, как музыканта и дирижера, широко известно в России и Европе, хотя в Лондоне он выступает не так часто, как хотелось бы. Он обладает великолепным музыкальным происхождением, его отец - легендарный скрипач Леонид Коган, а дядя - великий пианист Эмиль Гилельс. Сегодня вечером он подчеркнул симфонические аспекты «Шехеразады», названной самим композитором ни как иначе, как «Симфонической сюитой». Мы услышали выдержанный темп произведения и полноценный смысл музыки, развернувшийся перед нами как единая тематическая структура. Коган не преуменьшил великолепного звучания и «многоцветности» партитуры; скорее, наоборот, при трактовке сюиты как единого целого необычные аспекты оркестровки прозвучали более убедительно. Множество дирижеров, хороших и не очень, пытались добиться виртуозного оркестрового исполнения «Шехеразады», но здесь прозвучало гораздо больше, чем просто мастерское исполнение. В начале части «Море и корабль Синбада» наблюдалась развивающаяся и приливающая мощь, без акцента на отдельных деталях, при этом каждая группа оркестра быстро откликалась в ответ на вступление других инструментов. Группа медных духовых инструментов превосходна и охватывает широкий звуковой диапазон, воспроизводя неподражаемое протяжное русское вибрато, столь ненавидимое некоторыми западными музыкальными критиками. У группы ударных инструментов изумительная ритмическая точность, и они также нашли ритмическое разнообразие и контраст в ритмах, лежащих в основе второй части. Во внезапном акценте в до-диез миноре в басовой партии и в партии медных фанфар, интонирующих тему Султана, я смог ясно расслышать тот тип оркестрового драматизма, который вдохновлял юного Стравинского, особенно в произведениях, подобных «Жар-птице». И какой чудесный зернистый тон фагота прозвучал в теме Царевича Календера!
    Павел Коган выстроил грандиозную кульминацию в окончании темы шторма и кораблекрушения, но она прозвучала музыкально, не было оглушающего звучания ради грохота кульминационного момента. В качестве превосходной находки необходимо отметить богатое, но строго выдержанное звучание виолончелей, и великолепное по ясности тона звучание деревянных духовых и струнных инструментов, выполненное так, что их тембр отчетливо звучал в тутти-кульминации. Концертмейстер оркестра Гайк Казазян исполнял сольные партии в «Шехеразаде» с полным самообладанием и даже некоторой чувственностью, полностью подходящей к истории о Шехеразаде, соблазняющей беседой. Устные рассказы, отодвигающие срок нависшей над ней казни, в конце концов, выкупают ей жизнь.
    «Шехеразаде» предшествовало самое неотразимое из слышанных мною исполнений широко известного концерта №2 до-минор Рахманинова. В знаменитых начальных восходящих аккордах в ми-миноре для фортепианного соло, украинский солист Игорь Четуев хоть и не вполне достиг звучности Рихтера, но на протяжении всего концерта он был как никогда убедителен во внимании к исполнению тоновых контрастов и моментов, требующих особой виртуозности солиста, никогда не подчеркивая виртуозность своего исполнения ради любви к искусству, но действуя в полном соответствии с игрой оркестра и в диалоге с ним. Во второй части, переход от до-минора к ми-мажору был выполнен особенно хорошо, и полная согласованность солиста и дирижера помогла каждому нюансу прозвучать более остро и убедительно. Что касается последней части, то не думаю, что я когда-либо слышал переход от триолей к соло фортепиано и приглушенные удары тарелок, выполненные с таким изяществом. Замечательно созвучными сегодня вечером были аккомпанирующие аккорды сопровождения в басах с отклонением в еще более далекий вариант тональности. Знаменитая тема второй части, которой так восхищаются в Голливуде, прозвучала в более элегантной, практически стоической манере исполнения, и утратила ту приторную напыщенность, которая часто кажется невыносимой. Восхитительная согласованность и воодушевленность, как солиста, так и дирижера, привели к блестящему завершению концерта.
   Вечер открылся великолепным исполнением «Половецких плясок» из 2-го акта оперы Бородина «Князь Игорь». Когда, как сегодня вечером, я слышу подобный контраст выдержанной смысловой драматической композиции и оперного исполнения, мне всегда хочется услышать оперу целиком; даже сейчас мы слишком редко слышим настоящие шедевры русской оперы. «На бис» Павел Коган представил нам блестящий, быстрый и захватывающий первый танец Дворжака из его позднего Сочинения 72, си-мажор.

Автор: Геофф Диггинес