Главная / Новости / 2011 / American Record Guide

21.01.2011

American Record Guide

Рахманинов отрекся от своей Первой симфонии после ее провальной премьеры в 1897 г., о которой один из критиков писал, что это было «сырое ...незавершенное...неряшливое представление» (она не понравилась даже Римскому-Корсакову). Композитор не взял ее с собой, покидая Россию в 1917 г., и даже дирижерская партитура была утеряна; однако оркестровые части сохранились, как и вариант для фортепьянного дуэта. Рахманинов говорил своему другу, что симфония требует переработки, но сам он к ней так и не вернулся. После смерти композитора симфония была восстановлена и исполнена в 1945 г. Для первого исполнения в США Орманди провел несколько репетиций Филадельфийского оркестра - это был оркестр, вполне созвучный Рахманинову. Это же сложная пьеса! Некоторые авторы считают, что будь она успешной, Рахманинов пришел бы к звучанию, скорее напоминающему Прокофьева или Шостаковича.


Это жесткое, суровое произведение, в котором нет ничего от мелодичной привлекательности двух других симфоний. Первая часть хороша, и в 3-й также присутствует приятная мелодия, но в целом симфонию нельзя считать незабываемым произведениям, и выглядит она затянутой для того материала, на котором написана. Записей ее сделано немного, и долгое время лучшими считались те, что сделали Ашкенази и Слаткин, но нам следует добавить в список московскую интерпретацию Павла Когана, летящую и энергичную, полную тепла, экспрессии и неистовую в завершении.

Вторая симфония - произведение, сочное, романтичное, с отзвуками грусти. (Для всех симфоний и концертов характерна минорная тональность.) Тем, кто любит Второй концерт, не может не понравиться Вторая симфония; это вещи одного рода. (Номер 3 - жестче и ярче, тем самым напоминает Четвертый концерт, но и она полна незабываемых мелодий.) Эта симфония, безусловно, самая романтичная из когда-либо написанных, и оркестровка придает ей сочное, штраусовское звучание.
Чтобы войти в историю запись этой симфонии должна быть сделана оркестром наивысшего класса во главе с не связанным никакими условностями дирижером, верящим каждой ноте и способным побудить музыкантов к яркой, живой интерпретации. Она также должна быть романтичной и восторженной. Эту невероятную по красоте музыку свойственно идеализировать: мы хотим от нее больше, чем может дать любая запись. Какую бы запись мы ни прослушивали, мы всякий раз думаем, что ту или иную ее часть возможно исполнить лучше. Однако мы рекомендуем лучший из имеющихся вариантов, хотя, похоже, сегодня симфонию пытается записать каждый: очевидно, что ее явный, нескрываемый романтизм уже никого не смущает, как это было в середине прошлого столетия.


Павел Коган (великолепная запись 1990 г.) - вот кто настоящий романтик. Он играет Вторую симфонию в медленном темпе, но музыка часто полна поистине лихорадочной страсти. Его московские струнные самые мощные и насыщенные из всех ранее записанных. Некоторые моменты могут показаться кому-то из слушателей резкими, но Коган в полном смысле изливает с их помощью свои эмоции. Это смелое, уверенное и мужественное исполнение.